?

Log in

No account? Create an account
Подозрения, что машина плохо разгоняется, смущали меня еще по дороге на работу, но я не ожидал подставы, что она не заведется прямо посреди гаражного кооператива. Пообещав начальнику, что не оставлю ее посреди проезда до завтра, пошел пешком домой за аккумулятором и новыми свечами. Путь в далекие края за три квартала с аккумулятором в рюкзаке. Часовое ковыряние под фонарем, извлечение одной свечи. Свеча как свеча, правильного цвета. Недоумение, в чем дело, вчера же заправил полный бак. Осознание. Много мата - банально, но "не думал, что это произойдет со мной", два года заправлялся в одном и том же месте.
Скидывание почти посаженного аккумулятора на первую машину - там крутит как заряженный. Стоявшая полгода неподвижно "бочка" схватывает, громко стучит гидрокомпенсаторами и зажигает лампу давления масла, но, прогазовавшись, вдруг стихает и выходит на нормальный рабочий режим. Тридцать лет назад явно делали машины на случай ядерного апокалипсиса.
Потом - привыкание к олдскулу (после резвого турбоуниверсала ощущение, что водишь танк на воде, сидя на пружинной кровати - габариты больше, движения резкие и вязкие одновременно) и затаскивание полуторатонного универсала в бокс авторской методикой "100% работает, нужно только...". Лебедка, упор ногами в щебенку, повисание на тросе, мат и жим - лучше всяких тренажеров.

Промозглая ночь, стук ворот бокса с заедающим замком, запотевающие без печки стекла, пересадка фигурки Рей на новую для нее приборную панель старой для меня машины. Я думал, пересядем с ней ближе к лету...
Все вокруг меня, слушая, говорят - неее, с машиной столько геморроя. Я и сам всех отговариваю. Зачем я вожу? - молча спрашиваю я у разлегшейся на нескользящем коврике Рей.
Помнится, в аниме Синдзи вписался водить Еву-нольодин только потому, что пожалел полудохлую Рей. А на самом деле ей вообще было наплевать на происходящее - ее в случае смерти просто доставали заново из холодильника готовой табулой расой. Даже несколько серий так и назывались - "Рей I", "Рей II", "Рей III".

Так и я делаю что-то из совершенно необоснованных собственных представлений, но пока я верю, что поступаю правильно, это, наверное, и есть правильно - тратить силы и время на то, что нужно только мне, потому что только нужное мне делает меня мной. И пустое выражение лица Рей на торпеде напоминает, что за ее пластмассовую круглую задницу я заплатил столько же, сколько сейчас жмусь отдавать за чистку топливной системы от паленого бензина. А с третьей стороны, я трачу такую же сумму на тот же бензин в месяц. А еще я трачу столько же в месяц на пиво. Как же в мире все относительно.

Пиво

Ведь это не вечно все, уютная маленькая комнатка в съемной квартире, с ноутом, гитарой, кучей книг и новогодней гирляндой. И сверстники-соседи под боком. Может быть местами они меня раздражают, но никто не обязан быть создан идеальным для меня, это раздражение - чистый мой эгоизм.
Сентябрь - крайний срок, и тогда я покидаю собственную уютную комнату с соседями, которых я готов расцеловать сейчас, когда во мне два литра пива, с моими вещами, нашедшими место, деталями микроэлектроники, проектором для скачанного с торрентов кино, которое я так хотел бы посмотреть в обнимку с любимой девушкой, заряжающимися автомобильными аккумуляторами, с подборкой журналов и с нарисованной мной на доске синим маркером голой улыбающейся девчонкой с огромными сиськами. Эх, вот бы мне такую живую подругу хотя б на одно лето.
Я слишком стар для всего этого дерьма, и все же такая жизнь мне в кайф. Жаль, это очень вредно для организма - мозга, печени - быть пьяным, мне настолько легче, настолько лучше я отношусь к людям, настолько свысока я смотрю на прожитую жизнь, настолько много вещей доставляют мне удовольствие, что я бы продлил эти минуты во имя высказывания великого и уважаемого мной сэра Уинстона Черчилля - "реальность - это иллюзия, вызванная недостатком алкоголя в организме".
Мда, только одно замечание - в такой оде выпивке есть что-то ремарковское, и это вносит во всю эту радость и легкость нотку грусти.

Новый навык

Наконец-то приготовил эчпочмаки. Вроде даже вкусно получилось.

Осема (Зинь?)

Не люблю это, перефразируя ГГ "Москва - Петушки", самое позорное время в году - от заморозков до выпадения снега. Грязь, темнота, в которой теряется все на свете.



Надо это пережить, отвлечься чем-нибудь, сходить в гости, научиться печь эчпочмаки.

Любимое место теперь

Если пойти с биостанции в сторону Киндо-мыса в отлив, то вскоре захочется уйти с истоптанной всеми тропинки, ведущей в бухту Биофильтров, а где-нибудь в районе Еремеевского порога выйти на обнажившуюся литораль. Идти по камням, по чавкающей и предательски засасывающей няше или же по песку, который превращен в настоящий лунный пейзаж воронок и горок сидящими в нем пескожилами. Если кроссовки хорошие, а камни подсохли - то можно идти по ним, что утомительно, но интересно. В какой-то момент перестаешь смотреть под ноги и вымерять каждый шаг и вместе с тем не вывихиваешь ноги, потому что то ли глаза, то ли суставы стопы сканируют поверхность и позволяют идти все дальше по извилистой береговой линии. Временами фокусируешься на местности - сфотографировать текстуру песка, гальки, камня, залив, выступающий над соснами маяком ветряк биостанции, Ругозерскую гору (почему Ругозерскую? Само Ругозеро осталось рядом с Поякондой, где съехав с трассы две недели назад на извилистую разбомбленную лесную дорогу, оставил машину и потом полтора часа плыл на катере до расположенной в середине полуострова Киндо биостанции), Еремеевские острова, либо, добираясь с трудом по уже сырым и заваленным ламинарией камням до последнего торчащего из воды крупного камня (опираясь на палку и снимая с камней водоросли, ибо колоть об них череп неохота) попытаться рассмотреть людей, поплывших куда-то на восток на "Студенте" или "Стриже".
Потом, устав фотографировать, можно просто идти. Через бухты и мысы, мимо Кисло-Сладкого озера, выйти на каменные лбы, выступающие из-под редкого сосняка, поросшего ягелем, и вспомнить, что давно не звонил родителям в Москву. Продолжая идти и болтать с ними по скайпу, благо 3G с соты на аквариальном корпусе оставшейся в трех километрах позади биостанции добивает и сюда, идешь по все более крупным камням, которые переходят в скалы. Взобравшись на скалу, видишь вдалеке, как белесое небо бесшовно сливается с таким же по цвету морем. Видимо, поэтому оно называется Белым - это оно видно в устье пролива Великая Салма между островом Великий и материком, ведущего в Кандалакшский залив.
Решив не идти дальше по камням к поклонным поморским крестам на самой оконечности Киндо-мыса, лезешь наверх, в лес. Лезешь по камням, поросшим лишайником, метров пятнадцать, оглядываясь на просвечивающее сквозь сосны море. Лес совершенно нетронутый, без троп и утопающий в кустах черники, он немного пугает, потому что нету никаких ориентиров кроме полярного солнца. Идешь на него, надеясь дойти до тропинки, а попадаешь только на самое начало скал Биофильтров. Тут надо поднажать, потому что уже восемь и на биостанции прозвенел гонг. Все оставшееся время ты воруешь у своего ужина, а ведь до столовой больше трех километров, а в институте их надо было пробежать за 15 минут, и совсем не по узкой тропинке с корнями, камнями, а здесь, на скалах - еще и с прыжками над перепадами высоты. Вода в кружке, набранная в самом начале у родника, подходит к концу, но ее стоит хлебнуть для бодрости. Дальше по дороге - еще глоток джина с прошлогодними ягодами клюквы из фляги, тоже для бодрости и одновременно - аперитив. Под ногами проносится тропинка, мимо глаз проплывают стометровые таблички - 2.3, 2.2, 2.1... наконец, за 10 минут до конца вваливаешься в столовую, с аппетитом съедаешь ужин. Можно и обратно в лабораторный корпус - посидеть за кружкой чая в лаборатории перед сном...
За это время успел дважды замерзнуть на катере, дважды заподозрить у себя болезнь Лайма, один раз опоздать к обеду, загулявшись в лесу, отпраздновать с ребятами один день рождения, выкачать полтора гига розданного на комп мобильного интернета из отведенных тридцати, а еще по дороге сюда принять жуткие биения левого переднего колеса за разбалансировку правого переднего, и обнаружить причину только когда из левого выпали четыре болта из пяти.

Еще, если раньше я думал, что весь мир вокруг мешает мне писать диссертацию, то теперь понял: диссертация портит мне жизнь и мешает обращать внимание на важные вещи вокруг, поэтому надо ее написать поскорее уже, нахер.

Выходные

Есть такая группа ВК - "Скучные пересказы". Там выкладывают сюжет фильма/игры/книги одной фразой и максимально нарочито общо и сухо. Иногда получается смешно.

В общем, четвертый Безумный Макс - фильм о том, как беглый зек ловит попутку-молоковоз.

Тупо бессмысленная и беспощадная автомобильная погоня без объяснения причин весь фильм, я дЖвадцать лет ждал такое кино.

А сегодня весь день приводил в порядок первую машину из состояния вселенной Безумного Макса в нормальный вид. Даже смог сделать все, что хотел, машина с ранее полностью разобранной торпедой, салоном и текущими тормозами теперь готова к выезду, только резину поменять.

Главная, блин, новость

Вчера в Пущино один из пленарных докладчиков, глава пущинского крысиного центра, где чуть ли не единственное место по проведению доклиники в России, пояснял за систему GLP. Что там и как. На вопрос об инспекторах по обеспечению качества особо подчеркнул: неправильно говорить "контроль качества". Это человек - не карательный орган, а проверяющий и удостоверяющий, что все идет с соблюдением правил и регламентов. И если он придет к нему с докладом "Иванов накосячил, а Петров - ващеееееее!", то его прогонят из профессии в шею со словами: "А где ты был, когда Иванов косячил, и как ты допустил, что Петров стал ващееее?"

Так о чем я? Первая новость в Яндексе - что чел на тотальном диктанте сделал 273 ошибки в 282 словах. Типа, я должен на это сказать: "Вот мудак-то АХАЗХЗХАЗХАЗХАХЗАЗХА как таких Земля носит??)))))))))))))".
А я бы сказал - а где были общественные институты, что этот человек вырос таким? Начиная от родителей и общества, и заканчивая средней общеобразовательной школой?

Тьху бле.
В общем, ротавирусный энтерит - это, сука, лютейший смертоубийственный термоядерный зверский охренелый бешеный сатанинский архиубермегапиздец. Да, это и было кратко.

Пол-апреля просто куда-то ушло в неизвестность, еще месяц будет длиииииинным из-за списка продуктов, которые нельзя (проще перечислить, что можно, из всего разнообразия еды на планете).

В общем, я остался жив, прошел через катарсис и теперь буду жить по-другому. До этого я, видимо, жил неправильно.
Давно еще я хотел написать фантастический рассказ о человеке, который остался один на Земле. Ну да, знаю, тема подизбитая - но вдохновлялся я не уже существовавшими (у того же Брэдбери, например) рассказами и повестями, а документальными фантазиями вроде тыц и тыц2. Но поскольку этот рассказ вряд ли будет написан, проспойлерю его. Там вначале вперемеЖку (почему нет такой формы слова "перемежаясь"? Очень удобно) с настоящим описывается момент, когда главный герой проснулся в мире без людей, постепенно, шаг за шагом осознавая, что произошло (а в настоящем он добывает еду, убегает от собак, обустраивает жилье и т. д.). Далее описываются все бытовые и социальные проблемы, которые он преодолевает, а фоном всему этому служат его каждодневные поездки по городу на пожарной машине по одним и тем же маршрутам в черной ночи, с сиреной и мигалками, в надежде, что кто-нибудь услышит вой сирены и догадается придти на то место, где машина регулярно проезжает.
Собственно, идея была именно в демонстрации того, насколько рядовой человек - иждивенец технологий и знаний, в которых он не разбирается, сталкиваясь ежедневно в быту, а не в теме одиночества и эпичной пафосности звания "единственный человек на планете", которая лежит на поверхности.

А потом внезапно главгероя осеняет мегаидея, и он вместо пожарной машины садится на бензовоз, въезжает на первый этаж небоскреба, забирается на несколько высоких этажей, крушит там все и поджигает измельченный мусор на этажах и бензовоз внизу, превращая здание в огромный факел на пару суток, со всполохами в ночи на десятки километров и столбом дыма. Ну а потом все гаснет, и идут пара дней томительного ожидания.

И когда он почти отчаивается, вдруг из-за горизонта мчится какой-то хрен с горы на машине, находит главгероя, снова патрулирующего на пожарном грузовике и с вытаращенными глазами начинает расспрашивать - да как это, да что произошло, да неужели есть еще один?? Что ты знаешь? А поняв, что главный герой вообще ничего не знает и надеялся услышать разгадку от приехавшего - впадает в состояние лютого баттхерта, начинает истерить на тему "какого черта ты подал знак, если ни хрена не знаешь сам, я надеялся, я приперся, а ты оказался бесполезным эгоистичным ублюдком!", прыгает в машину и уезжает. Главгерой пускается в погоню за ним и тот, поняв, что не убежит в пустом городе от преследования, резко разворачивается и с разгона врезается его пожарной машине в лоб. Ну а главный герой относится к этому философски, и решает не искать более других людей, а развиваться самому, и пойти почитать в библиотеке про фермерское дело, а то консервы задолбали.

К чему я вспомнил этот рассказ и этот сюжет вообще - мне посоветовали глянуть свежий сериал именно про это. Хоть я считаю сериалы злом и не люблю особо комедии - все же посмотрю на выходных.

А, да, еще есть одна из моих любимых песен, тож в тему: